Великий диктат уровня плохости

Жил-был один король — такой богатый, что пил чай с черной икрой и каждый день кормил свиней настоящими жемчужинами. Когда он проезжал по городу в своей черной карете с золотыми колесами, его подданные падали ниц в придорожную пыль.
Как-то раз один маленький мальчик сказал:
— Но у него ведь ужасно противное лицо, мама!
А его мать страшно перепугалась и, оглядываясь по сторонам, прошептала:
— Тс-с, нельзя такое говорить.
— Почему нельзя? — удивился ребенок. — Ведь король этого не услышит.
— Он-то не услышит, — сказала мать. — Но у короля есть маршал с подслушивающим ухом.el-traje-del-emperador
И это была истинная правда. У короля действительно был маршал, который умел отстегивать левое ухо. Когда никто не видел, маршал прятал ухо в кусты или в траву под окна какого-нибудь дома. Потом преспокойненько уходил, а ухо оставалось подслушивать. Через пару дней он возвращался, пришлепывал ухо на место и слушал.
— Ага! — говорил он с горящими от радости глазами. — Ваше величество, в этом доме про вас говорили гадости!
— А что они такое говорили? — интересовался король.
— Они обзывали вас мерзавцем, ваше величество!

Чего так боится диктатор, карая за критику, он полагает, что с выражения несогласия начинается бунт? Отсутствие критики не означает одобрения. Когда все вокруг выглядят спокойными, легче поверить, что несогласных нет, легче управлять людьми. Сила слова в том, что оно выступает показателем: готов ли человек поддержать правителя, управляем ли человек в поведении и в мыслях, разделяет ли он общую идеологию. Правитель хочет власти над умами, поэтому остаётся чувствительным к тому, чтоб никто не крикнул, как в сказке Г.Х. Андерсена – «король-то голый!».

От государственной политики к семейной жизни

…can be seen for her own, less attractive self

Почему так страшно получать оценку и, особенно, не ту оценку? Понятно, в школе «за тройку мама убьёт», но теперь-то что это за сила убивает? Как и у диктатора, каждому из нас в определенной степени свойственен страх разоблачения. Чьё-то в сердцах оброненное слово («тупица») несёт в себе скрытый вред. С детства ребёнок находится в мире оценок своего поведения и возможностей другими – родители, воспитатели и учителя, взрослые и дети говорят ребёнку, как он ведёт себя, и что это значит («ты плохо поступаешь, ну и злюка»), они обзываются и называют. Так и дрейфует человек от плохого поведения к мечте стать хорошим собой. Награда за мнения других происходит на уровне работы мозга: получая «лайк», сначала ребёнок, потом и взрослый испытывают прилив радости (обеспеченный серотонином, эндорфином и прочим ансамблем мозговой системы вознаграждения). Вообще это зависимость.

Всяк сверчок знай свой шесток

В семье ребёнок узнает, какой он и что с ним не так: как правило, чтобы не избаловать ребёнка, родители балансируют на видимых им достоинствах и недостатках («красивая и недостаточно умная», «очень добрый, но ленив»). Далее происходит развитие либо задатков, либо попытка компенсировать недостатки («Вообще я люблю рисовать, но папа сказал, что я должен иди на борьбу»). Решение принимают, как правило, родители из лучших побуждений. Результат разнится.

Выбор профессии также соотносится с мнениями о том, как могут реализоваться качества ребёнка, что будет для него хорошо: «тыОценки разбираешь в математике, туда и иди» или «звёзд с неба не хватаешь, но танцы – это же не профессия!», «куда уж тебе-то туда рыпаться», «со свиным рылом да в калашный ряд». Так в подростке поддерживается детское понимание того, какой он есть, и к какому идеалу ему следует стремиться, какие есть ограничения. Профессия или продолжает усиливать противоречие между достоинствами и недостатками («некрасивый, зато умный»), или пытается их компенсировать, тогда человеку может не хватать мотивации достижения, интереса к обучению («не нравится мне там, бухгалтерия – это вообще не моё, мне бы в дизайн»).

Привыкая ориентироваться на оценки извне, как на сигнальные маячки, человек и в поведении, и в понимании того, какой он, не Мненияучится управлять собой. Другие люди (иногда и ненавистные) управляют человеком, называя поведение и его самого ярлычками («порядочный человек так себя вести не будет, как ты»). А ему остаётся пробовать соответствовать социальным поглаживаниям, либо действовать вопреки, назло словам. Но сложно полностью не зависеть, не откликаться на мнения других, не вести спор и не доказывать. В этом процессе появляются болезненные наваждения и иллюзии о себе — «думать – это не моё, моё дело выполнять, так мне и в семье говорили, и на работе», «у тебя просто талант всё ломать!». Что поделать, приходится выполнять программы, заложенные мнениями тех, кто хотел, как лучше.

Отверженные Отвергнутые и «поглаженные»

В стародавние времена жила-была принцесса. Такая красивая, что даже у собак на улице дух захватывало, когда она проходила мимо, а старый священник, который вообще внимания не обращал на подобные вещи, — и тот долго тер стекла своих очков и бормотал: «Черт побери!».
Жаль только, что принцесса сама знала, как она красива. Каждый день она часов по десять кряду просиживала перед зеркалом и смотрелась в него, смотрелась, смотрелась, пока всем вокруг не становилось от этого тошно. А в оставшееся время она наряжалась. В общем, плохо было дело, и родители забеспокоились.

3Разменная монета в общении – это далеко не внимание, а «лайки» или, как ещё их называют, «социальные поглаживания». Сейчас изменился язык социальных поглаживаний – видоизменяются формы слов и их значения «мимишка, няша, мася». Так человек получается количественное и качественное понимание, что нравится другим, хотя не всегда понятно, чем именно. Самооценка позитивных качеств кажется многим нормальной, когда она ниже, чем оценка окружающих. Тогда окружающие могут наградить (или управлять) социальными поглаживаниями. Действительно высокая самооценка даёт человеку такую уверенность, что он перестаёт нуждаться в ориентирах из мнений других.

Позитивные оценки, будучи поддержаны в мнениях, могут усугубиться, изменить поведение и саму призму качества: позитивное свойство начинает активно доминировать, мешает адаптации, общению, поиску партнёра, превращается в негативное свойство. В сказках в этом случае у героя отнимается такое качество, например, невероятная красота (будь то принцесса или чудище из «Аленького цветочка»), чтобы герой смог развить недостающие качества для обретения баланса.

Может, нужно спасти людей и не давать позитивных оценок, ругать «чтоб не сглазить»? Негативные мнения других переживаются человеком как отвержение, а на уровне организма происходят те же процессы, что и при физической боли. Слова буквально ранят, и эту силу можно направить и на себя, культивируя негативные мнения о себе.

Существует часть личности, включающая в себя спектр оценок от позитивных до негативных. То, как другие отражают человек, складывается в конгломерат репутации.  Человек пытается искусноМнения скрывать то, что считает негативным («это может оттолкнуть людей от меня»), и открывать определённую сторону себя, успешную в плане репутации. Вот такой социальный договор, у которого есть изнанка. Если человек пытается казаться тем, кем он не является, над ним часто смеются, он не получает поддержки. Что доброта для одного, мягкотелость для другого, не понятно, что за этим стоит, какие факты.

Отличия «голого короля» от неумного или некрасивого в том, что голый – это факт (или не-факт, в зависимости от короля), а (не)умный или (не)красивый – мнение, основанное на понимании поведения. Оценка для человека кажется констатацией факта, определяет некое качество. В этом состоит боль негативных оценок в психологическом смысле. На негативные оценки мы чаще всего реагируем (а вдруг, я такой?!). Хотя стоит разделить ответственность: чужое мнение связано с потребностями, желаниями и взглядами того, кто даёт оценки. За качеством «голый» стоит определённое поведение, которое легко может измениться. За оценкой, мнением стоит некоторое личностное качество, которое как клеймо, оставляет след на всех проявлениях человека («я поступаю плохо, я плохой человек»), уязвляя или мотивируя. Поэтому не всегда понятно, где поведение, а где качество, что есть факт, а что только интерпретация этого факта (одна из бесчисленного количества возможных).

Свет мой, зеркальце, скажи…

— Ты гораздо красивее, чем я думал, — сказал он.
— Не надо надо мной издеваться, — прошептала принцесса. — У меня лицо лягушки.
— Ты что, в самом деле так считаешь? — рассмеялся принц. — Посмотри тогда в зеркало.

ОценкаКому нужны факты? Ищем зеркало, чтобы отразиться в нём, увидеть себя, как факт. Далее возникает необходимость в оценке «я ль на свете всех милее?». Порой говорящим зеркалом становятся окружающие, а их мнение уравнивается с фактом. Чтобы это случилось, нужно определённое мнение, нужна оценка знатока. Но в каком зеркале можно увидеть, доброту или ум?

Сериал про людей, которые оценивают ум, «Мыслить как преступник» (Criminal Mind) является попыткой отразить суть преступного мышления и причины поведения. Мыслить как преступник, понимать логику преступных действий  не означает быть преступником. Для этого необходимы люди со сложным умом, переработкой опыта и переживаний. Эмпатия с поправкой на знание психопатологии, качественный прогноз действий других людей и событий, самоанализ и переработка опыта – вот компоненты ума, судя по идеям сюжета. Этим же критериям понимания того, что такое умный человек, соответствуют умные герои сказочных историй, только эмпатия в них зовётся состраданием, прогноз и переработка опыта – знанием, а самоанализ сочетается с открытостью к переживаниям и управлению чувствами.

Печати ярлыков

Нами управляет страх того, что «уровень плохости» может зашкалить и другие об этом будут знать. Оценки дают возможность управлять другими, манипулировать состояниями. Очень легко с помощью ярлычков осуществлять психологическое насилие над близкими. Оно будет выражаться в …

  • перетасовывании фактов и мнений, чтобы легко перепутать и выдать мнение за факт,
  • управлении поведением другого или своим состоянием через навешивание эмоционально чувствительных ярлыков («соберись, тряпка!»).Оценка

Чтобы спасти себя от «лайковой» зависимости, необходимо осознавать привычные оценки себя, других и себя другими, получать собственные оценки, отражаясь в зеркале своего опыта. Или использовать знание, сострадание и самоанализ.  Переработка собственного опыта приводит к выводу, имеющему сложную богатую почву, а не только основанному на проявлениях поведения (как это происходит в случае мнения другого). Самоанализ расширяет репертуар действий, открывает иной мир, в котором можно выбрать иное реагирование, поступить по-другому, создать себе другую оценку, управлять процессом оценивания целиком.

Будьте добрее к себе и другим!

В тексте использованы фрагменты книги Анны Марии Гертруды Шмидт «Ведьмы и все прочие. Сказки» ( М.: «Имидж», 1993. — 126 с.).

РАССКАЖИТЕ ДРУЗЬЯМ:

Добавить комментарий